Группа Наби

 
Группа молодых французских художников, объединенных поисками новых возможностей живописи, в девяностых годах девятнадцатого века создали творческий союз, который назвали «Наби».

В него входили пятеро студентов частной Академии живописи Жюлиана – Морис Дени, Пьер Боннар, Поль Серюзье, Поль Эли Рансон, Анри Габрмэль Ибель. Идею названия объединению художников дал поэт Огюст Казалис, он изучал древневосточную литературу и предложил в качестве названия слово «Наби», что в переводе с древнееврейского означало «пророк», «посвященный», «ясновидящий». Вскоре группа «Наби» приняла в свои ряды лицейских товарищей Дени – Эдуарда Вюйара, Кера Ксавье Русселя, которые учились в Школе изящных искусств. Хотя молодые люди задумали свое творческое объединение по образцу тайного общества для избранных художников, количество членов его быстро росло. Возможно, для художников были привлекательны не только творческие идеи, но и романтически-экзотические традиции нового общества. Каждый вступавший в него должен был принести «икону», то есть картину, доказывавшую своей символической глубиной и самобытностью право принадлежать к братству избранных. Ведь участники кружка чувствовали себя избранниками, которые должны нести свет истины в среду узкопрагматичных филистеров. При вступлении в кружок каждый художник получал второе ритуальное имя, как знак совершившийся инициации. Например, рыжебородый Серюзье носил имя «наби с ярко-красной бородой», а увлеченный японским искусством Боннар – «самый японистый наби». Впрочем, все эти особенности были данью юности, но художественные идеи группы «Наби» были действительно очень интересны.

Годы возникновения группы были временем постимпрессионизма, временем кризиса устоявшихся традиций живописи, но кризиса плодотворного. В это время происходило критическое переосмысление, преобразование существующего в живописи пластического языка. В литературе формировалось направление символизма, оказавшее значительное влияние и на живопись. Молодое поколение художников было увлечено поисками незримых реальностей – реальностей внутреннего мира человека и запредельного мира идеальных сущностей. Вдохновителем этих поисков было творчество Поля Гогена, Ван Гога, Сезанна, поэта Стефана Малларме. Стефан Малламе писал: «Назвать объект – значит уничтожить на три четверти поэтическое наслаждение, которое заключается в блаженстве постепенного угадывания; вызвать его - вот мечта. Символ состоит в совершенном использовании этого таинства; шаг за шагом воскресить в представлении объект, чтобы показать состояние души, или же, напротив, изобразить объект и высвободить из него состояние души посредством череды расшифровок». Так же и в живописи, художники, создавая образ, наделяли его неясностью, размытостью смысловых границ и многозначностью. Так получалось, что картина вмещала в себя зримые объекты, намекавшие на состояния души, которые можно было угадать по стремительно и порывисто ложившимся на холст мазкам или, напротив, по мягким, протяженным касаниям кисти к поверхности картины. Такая манера письма содержала в себе нечто исповедальное, словно бы приоткрывая подсознание художника.

Творческое кредо художников группы «Наби» выразил Морис Дени, кроме таланта художника у него был и литературный дар. В статье «От Гогена и Ван Гога к классицизму» он описал сущность нового стиля живописи. Живопись, по мнению Дени, должна выражать реакцию человеческой души на духовность окружающего мироздания. Показывать отражение духовного абсолюта в субъективном мире человека.

Нужно отметить, что группа «Наби» объединяла очень разных по мировосприятию и творческой манере художников. Можно выделить два основных направления в их живописи, от которых зависел и творческий почерк художников. К одному из них принадлежали сам Морис Дени, Сезюрье, Рансон. Они стремились выразить в символах волнующие их мистические идеи. Боннар, Руссель были ближе к искусству импрессионистов, их живопись основывалась на наблюдениях окружающей жизни. Среди любимых сюжетов Русселя и Боннара – сценки домашней жизни, живописные уголки парков, их называли «интимистами». Если для художников первого направления, для творчества Мориса Дени в частности, были характерны чистые раздельные цвета, крупный формат картин, символизм, четко прорисованные человеческие фигуры, то для «интимистов» были типичны малоформатные картины, человеческие фигуры на их полотнах словно бы растворялись в окружающем их свето-воздушном пространстве. Поэтому не удивительно, что к концу 90-х годов девятнадцатого века группа «Наби» распалась. Художники выбрали каждый свой путь, но распад группы произошел без ссор и взаимных обид, все члены «Наби» сохранили между собой прекрасные отношения. Просто творческие поиски, игра и задор молодости остались позади, впереди каждого из художников ожидала своя творческая стезя.



Морис Дени "Благовещенье"

Морис Дени "Священная роща"

Пьер Боннар "Ширма Средиземноморье"

Руссель "Возвращение домой из цветущей каштановой рощи"


12.12.2011



Просмотреть все материалы








Проведите выходные в "Солнечном" - "Всё включено" в Подмосковье!
1